Новости

Новости | Политика | Бизнес | Культура | Криминал | Спорт | Борисовчане | Интервью | Вне города
Архив:
2007: апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2008: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2009: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2010: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2011: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2012: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2013: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2014: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2015: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2016: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2017: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2018: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  
2019: январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль  

22.02.08 Сергей Кривец: обыкновенная история

В прошлом году наряду с аксакалами Александром Ермаковичем и Дмитрием Лихтаровичем, а также совершившим стремительный взлет по карьерной лестнице Игорем Стасевичем тон в средней линии БАТЭ, во все времена считавшейся визитной карточкой борисовчан, задавал 21-летний Сергей КРИВЕЦ. Выступая на непрофильной позиции, он стал лучшим распасовщиком команды, а по результативности молодой хавбек уступил лишь признанным голеадорам Виталию Родионову и Геннадию Близнюку. Сейчас уже и не представишь четырехкратных чемпионов страны без этого креативного полузащитника, который к тому же играет партию первой скрипки и в составе молодежной сборной Беларуси, имеющей неплохие шансы на завоевание путевки в финальный турнир чемпионата Европы.

В шаге от плей-офф

— Варианты, при которых молодежная сборная Беларуси пробьется в плей-офф чемпионата Европы, уже просчитал?
— А что там просчитывать? Ниже второго места в группе мы уже никак не окажемся. Впрочем, не всякая вторая позиция гарантирует попадание в нокаут-раунд. Но в нашей группе ситуация складывается так, что мы обязаны занимать первое место, и тогда не надо будет морочить голову ни себе, ни поклонникам. А для этого нужно в сентябре обыграть латышей.

— В кои-то веки календарь турнира оказался на руку белорусам. Ведь матч с Латвией последний в группе, и вы уже будете знать полный расклад...
— Все, конечно, здорово, только есть один недостаток — в этом году перед игрой с латышами у нас не будет ни одного поединка официального характера. Поэтому сейчас главная задача "молодежки" состоит в том, чтобы не растерять тонус. Надеюсь, мы с этим справимся.

— Кстати, а свой дебют в составе сборной помнишь?
— И хотел бы забыть, да не получается. Нынешний вариант команды был образован около полутора лет назад накануне выездного матча с украинскими сверстниками, которым мы крупно уступили 0:3. Я вышел на замену примерно за полчаса до конца и сыграл очень плохо. Думал, что больше в сборную меня не вызовут.

— К 2007 году в отличие от большинства партнеров ты уже имел в послужном списке два клубных титула — обладатель Кубка и чемпион страны. Казалось, двери в основной состав "молодежки" для тебя откроются сами. Однако проза жизни вышла куда более суровой...
— Чего скрывать, та ситуация несколько задевала. И дело вовсе не в титулах. К тому времени, окончательно освоившись в БАТЭ, имел постоянную игровую практику, многое уже получалось. Все это давало основания полагать, что в составе сборной должен проводить гораздо больше времени, чем раньше. Раздражение достигло критической отметки зимой 2007-го на турнире в Катаре, когда мое появление на поле сводилось к минимуму. Внутри все клокотало. Не раз возникало желание плюнуть на все и уехать. Уж не знаю, что меня удержало от этого сомнительного решения. А потом состоялся разговор с Курнениным, после которого словно камень с души свалился. Тренер успокоил и заверил, что у меня еще будет шанс проявить себя.

— Как думаешь, когда Юрий Анатольевич увидел в тебе игрока основного состава?
— Мне почему-то кажется, что переломный момент наступил сразу после прошлогоднего августовского поединка против сборной Латвии. В той встрече из-за травмы не смог играть Миша Афанасьев, обычно закрывавший правый фланг. А я был в хорошей форме и имел определенный опыт выступления на этой позиции в клубе. Вот и получил место в стартовом составе. Но было бы неинтересно, если бы все оказалось так просто. В дебюте матча мы остались в меньшинстве — удалили Пашу Чесновского. В голове промелькнула мысль, что тренеры вместо меня выпустят запасного вратаря. Однако я ошибся — заменили Диму Платонова. Для меня это был шанс, который следовало использовать. И я очень рад, что мне это удалось. С тех пор в "молодежке" выходил только в основе.

— Какие еще матчи сборной готов занести себе в актив?
— Например, два последних. Поздней осенью прошлого года мы играли дома с Сербией — нашим главным конкурентом по групповому турниру. Конечно, хотелось победить, но в первую очередь стремились выполнить задачу-минимум — не уступить, чтобы не позволить сопернику сократить отставание. В итоге сыграли вничью, что оставляет нам неплохие виды на первое место. А полмесяца назад в Турции провели товарищеский поединок с мощной сборной России, ничья с которой тоже расценивается как положительный результат. В каждом из этих матчей забил по голу.

В Борисов через Минск

— Ты родом из Гродно, однако первым профессиональным клубом в твоей карьере стал столичный "Локомотив". Почему?
— Когда я еще даже не ходил в школу, однажды отец взял меня с собой на футбол. Уж и не помню, с кем встречался "Химик", но меня поразила царившая на стадионе атмосфера. Я влюбился в эту игру. Все свободное время проводил во дворе, гоняя мяч с местной детворой. Отец, видя мое страстное увлечение футболом, загорелся желанием отвести сына в секцию. Правда, его опередили мои друзья, которые уже записались в спортивную школу "Белкард". Они-то меня и познакомили с Владимиром Павловичем Семериковым — человеком, которому я многим обязан и который до сих пор занимает важное место в моей жизни. Тренируясь у него, я мечтал играть за "Неман" и видел себя только в этой команде. Регулярно посещал матчи с ее участием, поименно знал всех футболистов. Но в те времена беда главной команды Гродненщины состояла в том, что на молодых ребят не обращали никакого внимания. Как будто нас не существовало.
Когда мне было около пятнадцати лет, команда нашей ДЮСШ находилась на сборе под Минском. Там во время одной из двусторонок меня и еще некоторых ребят приметил Олег Кононов, работавший в футбольном клубе СКВИЧ. Естественно, при сложившихся обстоятельствах было не до патриотизма, и я согласился на еще один просмотр, а потом и на переезд в столицу. Обыкновенная история. Скажу честно, никогда не жалел о своем выборе. Всегда считал, что если принял решение, то, несмотря ни на что, должен идти до конца. А правильность того шага была подтверждена временем. Я не был лучшим в "Белкарде". Мои сверстники, которые ни в чем мне не уступали, тоже получили интересные предложения из других клубов. Многие из парней отказались, искренне надеясь, что о них вспомнят в Гродно. Увы, большинство из тех ребят так и не дождались этого и уже закончили с футболом.

— Чем запомнился столичный период выступлений?
— В СКВИЧе, не побоюсь громких слов, судьба свела с классными специалистами, мастерами своего дела Анатолием Юревичем, Леонидом Кучуком, Владимиром Гольмаком, Олегом Кононовым, Михаилом Мустыгиным. Эти люди знают толк в футболе, и очень жаль, что их пути-дороги разошлись, ведь сообща многое им было по плечу.
В общей сложности в клубе я провел четыре сезона, в течение двух первых выступал за СКВИЧ на турнире "Хрустальный мяч". В 2002-м мы его выиграли, а годом позже вновь дошли до финала, в котором уступили РУОРу. Потом меня перевели в дубль, а в 2004-м зачислили в основной состав "Локомотива", с которым пробивался в высшую лигу.

— После относительно робкого дебюта в элите в твоей игре случился качественный скачок. Помнится, наша газета признала тебя лучшим игроком первого летнего месяца...
— Я понимал, что это был аванс. На журналистов, видимо, произвели впечатление мои гол и шесть результативных передач. Наверное, к тому времени окончательно адаптировался в высшей лиге. Вместе с тем стала получаться игра у всей команды. В июне больше, чем "Локомотив", набрал очков лишь будущий чемпион "Шахтер". В нашем активе были три победы и одна ничья. Кстати, ничья пришлась на поединок с БАТЭ. Как сейчас помню, за четверть часа до окончания той игры мы безнадежно горели 0:3, но сделали, казалось, невозможное — спасли матч.

— И, что любопытно, два гола в ворота БАТЭ были забиты после твоих точных пасов. Не эта ли волевая ничья команды плюс твое умение обострять игру стали следствием того, что на тебя обратили внимание в Борисове?
— Считаю, в БАТЭ оказался процентов на пятьдесят благодаря этому.

— Борисовский клуб, по всей вероятности, не был единственным, кто мечтал заполучить тебя в свои ряды...
— Кроме моей нынешней команды, у меня имелись еще два варианта продолжения карьеры: "Нафтан" и "Шахтер". Однако ни новополочане, но солигорцы по степени настойчивости не могли сравниться с борисовчанами. Я видел, как упорно за меня боролись Анатолий Капский и Игорь Криушенко, поэтому и сделал выбор в пользу БАТЭ.

— Одновременно с тобой минский "Локомотив" выставил на продажу Романа Волкова и Игоря Анцыпова. Ребята приняли приглашение "Нафтана". Неужели тебе не хотелось очутиться в одной команде вместе с бывшими партнерами?
— Хотелось, не хотелось... Вопрос так не стоял. Не буду кривить душой — переезжать в Новополоцк особо не горел желанием. Не для того в юном возрасте покидал Гродно. Тем не менее существовали определенные нюансы, чуть осложнявшие ситуацию. Например, по поводу моего перехода уже договорились "Локомотив" и "Нафтан". Оставалось последнее слово за мной. А я для себя решил: если переходить, то только в БАТЭ.

— За той решительностью руководства борисовского клуба стояли большие деньги?
— Думаю, дай я согласие на переезд в Новополоцк, получал бы больше, чем в Борисове. Только не одними деньгами живет человек.

— Но ведь, выбирая БАТЭ, ты пошел по пути наибольшего сопротивления. Не поверю, что Капский или Криушенко обещали тебе место в составе. А окажись ты в "Нафтане", этот вопрос решился бы сам собой...
— Трудно сказать, что было бы в "Нафтане", хотя пробиться в состав новополоцкой команды, наверное, было бы проще. А в БАТЭ мне действительно никто не давал гарантий. Место в составе надлежало завоевать. Тогда я это четко представлял, но меня это не пугало.

Не боги горшки обжигают

— В минувшем сезоне БАТЭ солидно смотрелся в еврокубках. Однако выступления на международной арене могли закончиться для вас уже после встреч с кипрским "Апоэлем". Что произошло на острове Афродиты?
— В составе "Апоэля" было много авторитетных футболистов, поигравших на весьма высоком уровне. Возможно, в какой-то момент мы отнеслись к сопернику чересчур уважительно, а он это почувствовал. Матч в Никосии оказался, пожалуй, худшим в нашем исполнении за время евросессии.

— Не переживал, что в нем так и не появился на поле?
— Еще как переживал! Видел, что в середине первого тайма у нас разладилась игра. Очень хотелось помочь ребятам, чувствовал, что могу. Но тренер имел свои соображения по этому поводу. Невыход на Кипре стал для меня маленькой трагедией.

— Как готовился БАТЭ к ответной игре?
— Кому-то ситуация могла показаться безнадежной. Ведь в первом матче "Апоэль" владел значительным игровым преимуществом и добился солидного задела. Тем не менее в нашей команде никто и не думал сдаваться заранее. Мы верили, что отыграться реально. К домашнему матчу готовились спокойно. Мне очень понравилось, что в критической ситуации никто не искал стрелочников, не было никакой накачки. От нас требовалось выйти и сыграть достойно. Все понимали, что если это получится, то даже в случае неудачи никто не станет нас корить. А тут еще тренерский штаб нашел отличный способ зажечь команду — накануне игры нам показали матч пятилетней давности между БАТЭ и немецким "Мюнхеном-1860". Все это вместе взятое дало потрясающий эффект.

— По общему мнению, Кривец оказался тайным оружием БАТЭ. Соперник, видимо, разобравший первую игру по косточкам, был в замешательстве...
— Не знаю, как смотрелась моя игра с трибуны, но, когда после встречи прокручивал ее видеозапись, нашел много недостатков в своих действиях, особенно технико-тактического характера. А в том, что БАТЭ победил, — заслуга всей команды, вышедшей на поле с особым настроем. Все ребята показали очень эмоциональный футбол. У меня же были игры и лучше. Просто матч с "Апоэлем" отличался повышенной энергетикой.

— Вы находились в шаге от группового турнира Лиги чемпионов...
— После домашней игры со "Стяуа", завершившейся вничью, казалось, что мы продемонстрировали максимум возможного. Но ответная игра в Бухаресте перевернула все с ног на голову. Как выяснилось, мы недооценили свои способности. Как вспомню, сколько моментов создали в Румынии, дух захватывает. Сейчас уже понятно, что румынский клуб был нам по зубам. Однако "Стяуа", которой мы по игре не уступили, превзошла БАТЭ прежде всего за счет лучшей реализации моментов.

— Чему научили еврокубки?
— Во-первых, мы поняли, что никого не надо бояться и даже с такими маститыми соперниками, как "Вильярреал" и "Стяуа", можно соперничать. Не боги горшки обжигают. Во-вторых, еврокубки способствовали приобретению навыков по более быстрому принятию решений и обращению с мячом, точным передачам. После еврокубков, несмотря на приличный фон усталости, мы провели ряд очень сильных игр в чемпионате. Полученный опыт, надеюсь, сможем применить и в новом сезоне.

— Если сравнить прошлогодний вариант вашей команды и нынешний, то какие выводы можешь сделать?
— На мой взгляд, слабее мы не стали. И подтверждением тому может служить недавний выход БАТЭ в полуфинал "Кубка чемпионов Содружества". Поэтому в наступающий сезон смотрю с оптимизмом. Правда, наши соперники зимой не дремали, а усиливали состав. Что же, тем интереснее будет.

— Зимой наибольшие изменения претерпела защитная линия вашей команды. Не считаешь ли, что именно игра в обороне будет ахиллесовой пятой БАТЭ?
— Не спешил бы с такими категоричными выводами. Да, команду покинули Филипенко, Радьков, Хагуш. Но еще год назад никто и не думал, что эти ребята выйдут на столь высокий уровень. Почему же по их стопам не пойти нынешним защитникам, уровень квалификации которых не вызывает сомнений? Все будет зависеть только от них самих.

— На что будет нацеливаться БАТЭ в нынешнем году?
— Конкретных задач нам еще не доводили. Но они и так очевидны. Ведь за два последних года мы высоко подняли планку достижений. Поэтому в нынешнем сезоне будем стремиться как минимум ее удержать. Это касается и чемпионата страны, и Кубка, и, естественно, евротурниров.

Галопом по Европам

— На что тратишь свободное время?
— Его почти не бывает, а когда появляется, стараюсь проводить со своей девушкой.

— Может, уже собрался под венец?
— Нет, рановато еще.

— С кем делишь номер, когда бываешь на заездах, сборах?
— В течение двух предыдущих сезонов компанию мне составлял Боря Панкратов. На первом сборе в Турции жил в одном номере с другим нашим вратарем — Саней Гутором.

— Кто входит в круг твоих друзей?
— Разные люди. Их фамилии вряд ли о чем-то вам скажут. Что касается футболистов, то еще со времен "Локомотива" поддерживаю хорошие отношения с Арамом Абд-Аль Маджидом, Димой Петровым, Серегой Красниковым. С последним, кстати, знакомы еще по ДЮСШ "Белкард". Что касается БАТЭ, то о нем сказ особый. Здесь всех партнеров считаю друзьями.

— Ты азартен?
— Если касается футбола — да.

— А вне его?
— Нет. Например, пару раз покупал лотереи "Суперлото" и "Ваше лото" — по нулям. Лишний раз утвердился во мнении, что играть в азартные игры с государством не стоит.

— Где отдыхал после завершения сезона?
— Увы, выбраться в теплые края не смог — из-за вызовов в сборную и раннего выхода из отпуска не было времени. Поэтому пришлось ограничиться поездкой к родителям в Гродно. Параллельно разгребал образовавшиеся завалы в учебе.

— А где учишься?
— На третьем курсе Гродненского государственного аграрного университета, специальность — экономика и управление на предприятии.

— Для спортсменов более привычным является университет физкультуры...
— Не считаю, что должен быть похожим на всех. Тем более не хотелось бы, чтобы процесс получения образования мешал главному — футболу. А в Гродно учиться проще, поскольку там чувствую постоянную помощь.

— Насколько важно для тебя общественное мнение: что о тебе говорят и пишут?
— Очень важно. Футбол — игра для болельщиков. Поэтому неудивительно, что полно разных мнений. Стараюсь прислушиваться ко всему, что касается меня и команды.

— Как долго намерен задержаться в БАТЭ?
— Как минимум до конца сезона. Недавно подписал новый, более выгодный контракт, хотя прежний действовал бы еще в течение года. Все мои мысли сейчас направлены на этот сезон и на успешное выступление в нем команды.

— А дальше?
— Конечно, в идеале было бы получить приглашение от английского или испанского клуба. Уж больно мне нравятся чемпионаты этих стран. Но это совсем не означает, что если интерес проявят, например, россияне, то откажусь. Будет день, будет и пища...

Сергей ДАШКЕВИЧ

Категория: Интервью | источник: pressball.by | обсудить | Печать
21.02.08 Игорь Стасевич: благодарю Штанге за помощь

Месяц назад лучший полузащитник прошлогоднего чемпионата Беларуси по футболу Игорь СТАСЕВИЧ получил серьезную травму. Роковой для него оказалась двадцатая минута матча "Кубка чемпионов Содружества стран СНГ и Балтии" с армянским "Бананцем".
— Не самое приятное воспоминание, конечно, но я по-прежнему отношусь к этому философски: произошел несчастный случай и все, неудачно приземлился на газон Дворца спорта "Зенит" в Санкт-Петербурге. Винить кого-то бессмысленно. А уж тем более искусственный газон, как поспешили сделать некоторые. Я чувствую себя на нем вполне нормально.

— Представляю, как вам было обидно!
— А как вы думаете?! Турнир в Санкт-Петербурге для меня завершился, едва начавшись, межсезонка пошла прахом… Было больно и обидно, так как очень хотелось играть и тренироваться. А вместо этого операция и гипс, в котором нога должна находиться четыре недели. К счастью, в конце февраля его должны снять, признаться, он мне порядком надоел.

— Знаю, что вам помогают в клубе.
— Да. Хочу высказать слова благодарности всем тем, кто заботится обо мне. БАТЭ выделяет транспорт, чтобы я мог ездить в тренажерный зал. Постоянно звонят, отправляют сообщения на мобильный ребята, так что я в курсе всех дел в команде. Отдельное же спасибо наставнику национальной сборной Беларуси Бернду Штанге. Узнав о моей беде, он тут же предложил свою помощь, связался со знакомыми специалистами, договорился об операции в Германии. Там работают настоящие мастера своего дела в области подобных травм. Уж сколько ребят они в полном смысле этого слова подняли на ноги.

— Сколько времени вы пробыли в Германии?
— Совсем немного. 28 января прилетел на место, на следующий день уже сделали операцию, а днем 2 февраля сказали, что могу отправляться домой. Но если вы спросите, что я помню про операцию, то скажу — ничего. Единственное, как мне показалось, хирург недолго надо мной колдовал. Возможно, с полчаса или чуть больше. Правда, в первый день было тяжело: нога сильно болела, так как стоял специальный дренаж. А вот когда его вытянули, стало гораздо легче. Официальным диагнозом мне поставили перелом плюсневой кости.

— В Германию, наверное, еще раз придется слетать?
— Скорее всего. И опять-таки Бернд Штанге проявил заботу обо мне, предложив помощь послереабилитационного периода. Грех ей не воспользоваться, ведь хочется залечить травму полностью, чтобы не случился рецидив.

— Как вы себя сейчас чувствуете?
— Нормально. Надеюсь, самое трудное и страшное уже осталось позади. Очень хочется повозиться с мячом. Был бы вратарем, так хоть бы руками поигрывал, но для меня это занятие не имеет большого смысла. Так что с нетерпением жду, когда врачи разрешат коснуться мяча и приступить к тренировкам.

— Насколько я знаю, некоторые футболисты после подобных травм очень боятся выходить на поле.
— Я не испытываю страха. Скорей бы тренироваться и играть! Но после того как снимут гипс, еще предстоит месяц реабилитации. Очень долго, но ничего не поделаешь. Зато появилось много свободного времени, которое посвящаю чтению книг и подготовке к сессии в БГУФК. Я учусь на четвертом курсе по специальности "тренер". Но будет ли это моей будущей профессией, пока говорить рано. Мне еще, надеюсь, играть и играть.

— А почему, кстати, выбрали БГУФК?
— Учиться проще, чем, скажем, в БГУ. Все-таки дело мне знакомое.

— Не опасаетесь, что придется отвоевывать место в основном составе, ведь на вашей позиции главный тренер БАТЭ Виктор Ганчаренко использует других футболистов?
— Ничего страшного, в прошлом году тоже пропустил немало из-за травмы, но ведь вернулся. Конечно, ничего хорошего в том, что пропущу два месяца подготовки, нет. Восстанавливать форму всегда тяжело, но если есть желание и стремление к этому, то все должно получиться.

— Давайте переключимся на другую, менее грустную тему. Прошлый сезон вы наверняка занесете себе в актив?
— Раз признали лучшим полузащитником страны, то, видимо, так оно и есть. Хотя, если откровенно, я не ожидал подобного. Мне казалось, что сыграл на своем обычном уровне, хватало других, не менее, если не более, достойных претендентов. Называть никого не стану, чтобы коллеги по работе не обиделись.

— На мой взгляд, решающим фактором стала ваша уверенная игра в Лиге чемпионов.
— Возможно. Говорят, мне очень удался ответный поединок с киприотами, в котором мы сумели вырвать победу в дополнительное время. Но тогда не один Стасевич сыграл хорошо, а вся команда проявила свои лучшие качества. Да и потом, у большинства ребят были удачные игры в этом же турнире. Нет, я не стал бы выделять себя среди всех.

— После хорошего сезона можно было подумать и о смене клуба?
— А мне пока и в БАТЭ неплохо, да к тому же получил эту злосчастную травму. Даже если бы и хотел куда-то уйти, как бы это сделал?

— Вашей команде, думаю, в чемпионате 2008 года придется непросто, ушли некоторые ведущие игроки.
— Ну, это еще как посмотреть. С одной стороны, потери действительно серьезные. При этом пострадала больше всего оборона, где были сыгранны Радьков, Филипенко и Хагуш. Артем и Егор к тому же являются футболистами национальной сборной Беларуси. Анри же неоднократно защищал цвета российской "молодежки". С другой, пришли Сосновский из "Немана" и россиянин Ржевский. По отзывам ребят, оба без проблем влились в состав нашей команды и зарекомендовали себя с хорошей стороны. Мне кажется, у Виктора Михайловича Ганчаренко больших проблем в защите не будет. Да, чуть не забыл про Веремко. Признаться, меня насторожило, когда завершил карьеру Федорович, да и Панкратов решил сменить команду. Однако Сергей недаром был признан лучшим вратарем чемпионата Беларуси. Играет он уверенно.

— Я вот подумал, если все-таки у БАТЭ возникнут трудности в обороне, Ганчаренко может воспользоваться опытом Бернда Штанге, который использовал вас в роли крайнего защитника.
— Конечно, это дело тренера, но мне кажется, что Виктор Михайлович этим путем не пойдет. Поверьте, у нас хватает квалифицированных защитников и без Стасевича.

— И все-таки, с подобными потерями может ли БАТЭ рассчитывать вновь на первое место?
— Да у нашей команды иной задачи и не стоит!

Виктор ИЗОТОВ

Категория: Интервью | источник: sportpanorama.by | обсудить | Печать
01.02.08 Голодного бунта в Борисове в 1933 году не было

 

Историк и краевед  Александр Балябин комментирует сообщение, появившееся недавно о том, что мемориальная секция Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры по предложению её председателя Вячеслава Сивчика решила провести научно-практические конференции, посвященные годовщине бунта в Борисове 3 мая 1933 года и Дню памяти жертв сталинских репрессий в Беларуси 29 октября.

-- Так был или не был голодный бунт в Борисове 3 мая 1933 года?
 
-- Голодного бунта в Борисове в 1933 году не было. События, которые можно так называть, происходили на год раньше. В Беларуси весной 1932 года сложилась катастрофическая ситуация с обеспечением населения хлебом. В резолюции Бюро ЦК КП(б)Б от 25 марта 1932 года отмечалось, что «Начиная с июля месяца 1931г. БССР испытывает напряженное положение со снабжением хлебом… При таком положении мы вынуждены были уменьшить установленные для БССР Союзнаркомснабом нормы по индивидуальному снабжению хлебом даже контингентам, взятым на централизованное снабжение… Целый ряд важнейших промышленных предприятий и групп населения районов– не снабжаются хлебом... ». В этой критической ситуации 4 апреля 1932 года Союзнаркомснаб БССР подписал распоряжение  об уменьшении нормы снабжения хлебом населения по всем 3-м категориям 2 и 3 списка карточной системы, введенной еще в 1928 году.
 
-- Что это означало для жителей Белоруссии?
 
Весь драматизм ситуации заключался в том, что значительная группа населения – иждивенцы и дети – вообще снимались с централизованного  обеспечения, с последующим переводом на местное снабжение, в котором хлеба было, как говорится, кот наплакал. Решение вступало в силу с 6 апреля, а уже на следующий день Борисов в буквальном смысле взорвался народным гневом...
 
-- В чем он проявился?
 
-- Об этом говорит совершенно секретная докладная записка под названием  «О волнениях в гор. Борисове в связи с уменьшением норм выдачи хлеба и снятием части населения со снабжения»:
«Начиная с 7 апреля, возле хлебных лавок стали собираться женщины, отдельные группы их ворвались в лавки и разбирали имеющийся там хлеб. Одновременно на улице толпами был разобран хлеб с двух повозок, подвозивших хлеб к лавкам. Основным мотивом этих выступлений и резко возбужденного настроения толпы было снятие со снабжения иждивенцев и особенно детей. В ночь на 8-е апреля хлеб был развезен в лавки на грузовиках. С утра у лавок наблюдалось то же, что и 7-го апреля. Была сделана попытка разобрать силой хлеб из лавки в Ново-Борисове, но подоспевшей милицией толпа была оттеснена и лавка закрыта... 9 апреля положение оставалось прежним. У хлебных лавок собирались группы возбужденно настроенных женщин, но в значительно меньших размерах. Имели место три случая расхвата хлеба в городе и Ново-Борисове... ».
 
-- Как реагировала власть?
 
-- Для руководства партийных структур, хозяйственных организаций и милиции Борисова «бунт» населения явился громом среди ясного неба. В первые часы «эксцессов» растерянность охватила многих начальников и служащих ряда отделов городских организаций, а некоторые, испугавшись народного возмущения, вовсе не явились на свои рабочие места. Только в конце дня 7-го апреля было созвано бюро райкома, на котором собравшиеся члены партактива после обсуждения вынесли резолюцию о проведении широкой разъяснительной работы среди населения Борисова. В послании ЦК ВКП (б) основной причиной выступлений в Борисове называется «отсутствие какой-либо разъяснительной работы среди рабочих и населения, непринятие необходимых мер по мобилизации местных ресурсов и ослабление бдительности к работе антисоветских элементов». Вся ответственность за произошедшие «беспорядки» в Борисове возлагалась на  руководство города со всеми вытекающими отсюда последствиями. Главным «стрелочником» был назван глава райкома партии Томашевский, снятый сразу после работы комиссии. На его место был командирован «проверенный крупный работник». Лишились должностей руководители кооперативных организаций и милиции. На смену им пришла «группа работников для укрепления района». Таково краткое изложение апрельских событий 1932 года в Борисове.
 
-- Принято считать, что подавление «голодного бунта» в Борисове, когда бы он не случился,  сопровождалось массовыми расстрелами жителей города…
 
-- Действительно, настоящим камнем преткновения до нынешней поры остается вопрос о… самом хлебном «бунте» и репрессиях. Чего только не писали в последние годы! Процитирую «самое-самое»:
 
 
«3 траўня 1933 – «хлебны бунт» у Барысаве, у выніку якога былі растраляныя й рэпрэсаваныя тысячы жыхароў гораду»;
 
«Стварыць мэмарыяльны комплекс на месцы растрэлу барысаўцаў падчас галоднага «бунту 1933г. на тэррыторыі «Батарэяў»;
 
«Уначы барысаўскія энкавэдысты разам з менскімі арыштавалі 1400 (!) барысаўцаў. Фабрыка «Беразіна» ў сувязі з арыштам работнікаў часова спынілася. Праз некалькі дзен прыехала надзвычайная сесія рэвтрыбуналу БССР і пачала судзіць арыштаваных. 1200 чалавек былі сасланыя на тэрмін ад 8 да 10 (!) год у сібірскія лагеры, бяз права ліставання (!), 200 барысаўцаў былі растраляныя на сумна вядомых «батарэях». Паміж імі быў барысаўскі рэвалюцыйны галава Паўлоўскі, ксенз-дэкан тутэйшага касцелу Марызевіч, два міліцыянеры, работнікі «Беразіны» і іншых барысаўскіх фабрык. Аднак пераважную бальшыню складалі жанчыны, дзяўчаты і амаль дзеці».
 
-- Приведены вполне конкретные цифры и имена.
 
-- Но источник всего только один и весьма сомнительный. Все эти цитаты базируются на единственной основе - книге белорусского эмигранта Ю. Витьбича «Антыбальшавіцкія паўстанні і партызанская барацьба на Беларусі», изданной в Нью-Йорке в 1996 году, кстати спустя 21 год после смерти автора. Но вот незадача: детальный анализ приведенных в ней «фактов» привел к неожиданному и удручающему выводу, что правды в сем опусе, касаемом «голодного бунта» – ни на грош. За доказательствами далеко ходить не нужно, они видны мало-мальски каждому знакомому с историей Беларуси невооруженным взглядом.
 
Во-первых: вызывает откровенное недоумение дата – 3 мая 1933 года. Может, речь идет о двух «бунтах»? Но почему тогда в отношении майского белорусские архивы хранят полное молчание?     
Во-вторых: «надзвычайнай сесіі рэвтрыбуналу БССР» в описываемый период не существовало вообще. Революционные трибуналы действовали с ноября 1917 до сентября 1922 года, после чего были ликвидированы особым постановлением белорусского правительства.
 
В-третьих: к тому времени «Батареи» не были окраиной города, вокруг них располагались дома частного сектора, а внутри высился главный корпус Борисовской районной больницы, построенной еще 15 декабря 1928 года. Неужели для расстрела 200 человек (?) не нашлось бы более укромного места, как на виду у десятков, или даже сотен свидетелей?
 
-- Точку зрения Витьбича на борисовские события поддерживают все, кто, когда-либо писал о голодном бунте в Борисове?
 
-- Архивные документы и серьезные публикации, к примеру, «Голод – не тетка из Борисова» («Народная газета» от 28. 04. 2000), «Барысаўскі «галодны бунт» 1932 года» («Гоман Барысаўшчыны» № 1, 2006), конкретно говорят лишь о 54-х арестованных. Именно эта цифра была подана первому секретарю ЦК КП (б) Б.Гикало, она же фигурирует в его донесении выше - секретарю ЦК ВКП (б) Кагановичу. И нигде, никаких тысяч арестованных, тем более расстрелов!
 
-- Витьбич всё придумал?
 
-- Это вообще одиозная личность. Его настоящее имя Георгий Щербаков, он родился в семье священника в 1905 году в Велиже, ныне Смоленская область. Учился в гимназии и техникуме. В 1922-32 гг. работал в Москве на химических заводах. Отравившись фосгеном, получил инвалидность и вернулся в Беларусь. С началом Великой Отечественной войны, оказавшись в оккупации, встал на путь активного сотрудничества с немецко-фашистскими захватчиками. Печатался в «Беларускай газэце», «Беларускім работніку», «Раніцы», а также газете «Новый путь», в том числе ее борисовском выпуске. В 1944-45 годах, спасаясь от возмездия, выехал в  Германию, затем перебрался в США. Настоятельно советую почитателям «нашага вядомага пісьменніка»  ознакомиться с его публицистическим наследием «окаянных времен» войны, в котором он на чем свет стоит клеймит евреев, не забывая воспевать фашистский «новый порядок».
 
-- Его биография и, скажем так, «творчество», тем не менее, не могут быть аргументами, опровергающий факты, приведенные в его книге…
 
-- Недоверие к «произведениям» Витьбича лично у меня еще больше возросло после  ознакомления с одной краткой, и тем не менее, ценнейшей информацией - выпиской из заглавного листа Дела № 22376 по обвинению граждан Фалевича Владимира Николаевича, Зутко Михаила Павловича, Корнилова Петра Жановича и др. по 76 и 79 статьям УК БССР / 58 п. 10, 11, 533, начатого 10 апреля и оконченного 10 мая 1932 года. То есть, это имена борисовчан, репрессированных после голодного бунта. С самим делом, мне, к сожалению, ознакомиться не удалось, но в книге «Памяць: Гіст.-дакум. хроніка г. Барысава і Барысаўскага р-на» (1997) на страницах списка граждан, подвергшихся политическим репрессиям, я обнаружил две из этих трех фамилий!
 
«Фалевич Владимир Николаевич, родился в 1888 г. в Борисове, белорус, бухгалтер медрабфака. По решению Особого Совещания ОГПУ сослан на 3 года в Архангельск. Освобожден 10. 4. 1935. Реабилитирован 15. 8. 1956;        
 
Зутко (Зубко) Михаил Павлович, родился в 1890, белорус, учитель. Арестован 10. 4. 1932 и подвергнут заключению на 3 года, с отбыванием наказания в исправительно-трудовом лагере. Реабилитирован 15. 8. 1956».
 
Таким образом, по крайней мере, две известные мне жертвы «голодного бунта» в Борисове были осуждены на три года, а не на 8-10 лет без права переписки, как утверждал Витьбич.  Думается, более серьезные исследования в архивах, могли бы дать и другие аргументы.
 
Записал Павел МОГИЛИН

Категория: Интервью | источник: borisov-e.info | обсудить | Печать

RSS-лента