Новости

09.04.18 Почему администрация города не хочет выйти на барбекю с борисовчанами?

«У нас надо разрешения просить. Ты не просто ставишь городскую администрацию в известность о том, что ты хочешь сделать что-то, а ты просишь, чтобы тебе разрешили. К сожалению, у нас городская среда не принадлежит народу. Это странно, неудобно и непонятно. Для многих это больной вопрос. Я считаю, что инициативы всегда должны поддерживаться…», – написала в редакцию EX-PRESS.BY борисовчанка Анна.

Чтобы понять, какие отношения складываются между администрацией города и местными инициативами, корреспондент EX-PRESS.BY обратился к активным жителям Борисова, которые реализуют в городе социальные и общественно значимые проекты и программы.

«Хозяева города — люди, которые живут в Борисове, работают, платят налоги, а не менеджеры в исполкоме»

Так, Ната Голова, участница программы CommunityConnections и организаторка клуба исторического танца, считает, что наша система администрирования, которая представлена райисполкомом, это орган, которому люди, живущие в городе, доверяют регулировать общественный транспорт, строительство, ремонт дорожного покрытия, освещение и так далее:

— Эти администраторы — менеджеры города, а не хозяева. Почему мы говорим «власть»? Они чем-то владеют? Городом, мной, культурным полем, дорогами? Нет. На самом деле, хозяева города — это люди, которые живут в Борисове, работают, платят налоги. А не менеджеры в исполкоме. Последние живут и работают за наши деньги, которые мы отдаём в бюджет. Получается, что мы платим, чтобы какие-то люди администрировали процессы в городе и районе, которые мы не можем сами администрировать, потому что заняты другой работой. Всё.

— Ната, ты была в Америке, расскажи, что там нужно для того, чтобы реализовать проект?

— В Америке, конечно, обязательны согласования. Но там администраторы делают работу по понятному алгоритму. Если грубо, то это — пришёл, принёс идею, её обсудили, иди делай. А у нас всё странно. В исполкоме независимым активистам сообщают, что и без них все сделают, сами всё могут, что никакие инициативы извне не нужны. Такой комитет есть, это создано, то работает. Что в итоге? Ничего не происходит. Ведь в городе есть «слепые зоны», исключенные группы, постоянно появляются новые обстоятельства, на которые надо обратить внимание. Со стороны системы это сделать сложно, потому что система работает на интересы большинства. В Америке представители общественных организаций приходят к администрации города со своими инициативами и говорят о наличии этих «слепых зон», о том, что не учитываются чьи-то интересы, о том, что можно изменить или улучшить для качества жизни горожан. Администрация города говорит: «Спасибо, мы этого не видели, конечно, надо что-то с этим делать, давайте сделаем». Всегда есть возможность договориться. Хоть на некоторые изменения уходят годы. Но это нормальный процесс.

Девушка говорит, что в Америке общественная организация понимает свои задачи, права, понимает, что она может сделать, потому она спокойно и выполняет все. Администрация в свою очередь понимает, что есть общественные инициативы, и это их задача следить за «слепыми зонами». Будут ли активисты искать волонтеров, писать заявки на гранты или как-то по-другому решать эти вопросы, — это их задача, и администрации это не важно.

– Скажи, какие интересные проекты реально было б реализовать в Борисове при поддержке исполкома?

— Любые, если встречаться и разговаривать. Меня впечатлил польский опыт. Там тоже не всё сразу происходило, потому что сложно разворачивать не гибкую государственную систему. Процессы, когда начали создаваться общественные организации не для «галочки», а настоящие, независимые, которые способны делать реальные изменения в обществе, у них начались, по-моему, в 70-80 годах. Один эксперт, который активно в этих процессах участвовал, сказал: «Мы поняли, что лучший способ поговорить с людьми, выяснить их интересы, узнать, что им нужно — это почаще собираться на барбекю. И сколько лет прошло, это лучшее, что может быть, поэтому мы грилюем, грилюем и грилюем». Смысл — неформально встречаются соседи, либо те, кто занимается какой-то близкой деятельностью и устраивают локальные праздники, жарят колбасу, пьют пиво вместе и разговаривают. И это то, что нужно, если действительно хочешь выяснить, у кого что болит — выйди во двор и пожарь с людьми на одном (своём) мангале кусок мяса, который купили вместе.

Наша собеседница рассказала, что в Польше уже существует традиция — милые маленькие соседские праздники, где инициатива исходит не сверху, как приказ — так, всё, товарищи горожане, у нас праздник, ну-ка, веселитесь все быстро. А снизу — от людей, которым это нужно, и они готовы вкладывать своё время и деньги. Эти неформальные праздники объединяют, дают ощущение своей связи с городом, осознание того, что ты хозяин здесь и должен заботиться сам о месте, в котором живешь, жить мирно с соседями.

— У нас нет таких традиций. Городская администрация боится, как бы чего не вышло, и старается контролировать любые движения. Прошлогодняя ситуация тому пример. К нам на танцы и другие мероприятия собирается 30-40 человек участников Клуба и друзей. Мы попросили городскую администрацию разрешить нам для этих встреч и разных культурных активностей в летний период использовать дворик здания, где мы проводим регулярные танцевальные занятия. Соседи из единственного жилого дома не против, они считают, что если мы будем там встречаться, то «синие» посетители двора перестанут туда приходить и устраивать там помойку. Дворик старый, атмосферный. Мы провели в этом дворике одно мероприятие (вечеринку ашкеназских танцев) и подготовили проект, цель которого — вернуть этому месту облик начала 20-го века, сделать там симпатичный исторический уголок. У нас в этом здании хранятся музыкальные инструменты, есть всё для организации чайных пауз, небольшая аудиоколонка, гардероб, туалет. Мы планировали найти на наш проект средства, сами были готовы сделать основную часть работ. Принесли проект в исполком. В отделе идеологии нам сказали: "Нет, нельзя ничего в этом дворе делать!" — "А почему?" — "Идите в парк (на другой конец города) со своими танцами, а за две недели до мероприятия просите у нас разрешение на проведение".

Команда Наты попыталась вступить в дискуссию, затем ребята поняли, что бесполезно и решили, что есть другие города, куда можно поехать и где можно танцевать, устраивать музыкальные вечера и показывать кино на улице. В любом месте, если это никому не мешает. И без необходимости доказывать, что какой-то группе горожан нужно собираться вместе, и что такое общение повышает качество жизни людей, а такие дворики украшают город. Особенно, когда городу это ничего не стоит.

Елена Автушко, председательница Борисовского женского социального ОО «Провинция» также подержала свою коллегу и сказала:

— Мне бы очень хотелось, чтобы и просто инициативные и неравнодушные люди, и объединения граждан могли более полно реализовывать свой потенциал. Известно, что многие общественные объединения, которые не получают финансирование из государственного бюджета, для своей деятельности привлекают пожертвования частных лиц или гранты зарубежных фондов. На национальном уровне и на уровне правительства уже поняли, в чем польза сотрудничества с зарубежными фондами. Так, государство получает гранты, например, в виде Международной технической помощи. Министерство иностранных дел, Министерство труда и соцзащиты периодически призывают общественные объединения подавать заявки на конкурсы проектов — только участвуйте, мы поддержим! Там никто уже не пугается от слов «проект», «зарубежный фонд», «грант». Ведь грант — та же инвестиция, к тому же безвозмездная! К сожалению, администрации на более низких уровнях государственного управления пока очень мало используют этот ресурс.

Елена рассказала, что пару месяцев назад во время приема у председателя Борисовского исполкома Геннадий Денгалёв дал понять, что заинтересован в привлечении грантов на решение вопросов, связанных с инфраструктурой и социальной сферой:

— А совсем недавно один зарубежный фонд объявил конкурс проектов. Я написала в исполком, что у нас есть идея проекта, направленного на укрепление системы социального обслуживания пожилых людей, и можно попытаться получить на реализацию этой идеи 20 тысяч долларов. К сожалению, ответ, который я получила, не демонстрирует заинтересованности администрации в привлечении этих средств. Получается, что город не использует возможности принести пользу нашим людям. Ведь эти деньги могли бы реально помочь десяткам пожилых людей повысить качество жизни.

«Всё течёт, всё меняется»

Мне очень симпатичны слова древнегреческого философа Гераклита. Он говорил: «Всё течёт, всё меняется». Возможно, и администрация Борисовского районного исполнительного комитета задумается над словами наших сегодняшних экспертов, и совсем скоро мы увидим объявление о всегородском дне барбекю, а пожилые люди Борисова смогут выйти на улицу, потому что город получит деньги на реализацию социального проекта для этой категории людей. Время покажет…

Автор: Александр Гончаров. Фото Наты Головой.


Категория: Борисовчане | источник: http://www.ex-press.by | обсудить | Печать

Все новости

RSS-лента